Ивантеевка. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

воскресенье, 22 июля

пасмурно+21 °C

Онлайн трансляция

"Уйти и вернуться": очерк о войне в Афганистане

13 янв. 2017 г., 13:00

Просмотры: 724


На фото: Высадка десанта

Посвежевший воздух, лёгкий, чуть заметный ветерок говорили о приближающемся рассвете и наступлении нового дня. Разведгруппа в составе нескольких человек подготовилась к последнему броску.

Впереди шёл старший группы, Анатолий. Рядом с ним, не отставая ни на шаг, следовал его напарник Сергей. Чуть позади, метрах в 25-30, шагал майор Белов. Замыкал группу Сашок.

Осталось выполнить последнюю часть большого задания — перейти границу, живым и здоровым доставить майора Белова с добытыми им секретными данными.

Анатолий прекрасно понимал всю серьёзность задания. Несколько дней назад он с ребятами переправил Белова через границу, а затем ждал его возвращения. На душе у спецназовцев было неспокойно. Они, через определённые промежутки времени, уже отправили туда семь разведчиков. Ни один из них не вернулся обратно. И вот, наконец-то, удача.

Перед последним броском старший коротко проинструктировал подчинённых. Потом повернулся к Белову:

— Майор, понимаю: устал. Но надо продержаться ещё пару часов. Граница рядом. Мною вызвана «вертушка». Скорей всего она сможет приземлиться чуть ближе к границе. Просто так нас душманы не выпустят. Будет бой. Твоя задача — как можно быстрей забраться в вертолёт. Наша задача — прикрыть тебя.

Минут через двадцать откуда-то сверху по ним ударил ДШК (крупнокалиберный пулемёт Дегтярёва-Шпагина — Ред.). Чётко сработал Сашка, уничтожив огневую точку одним выстрелом из подствольного гранатомета. Загрохотал «Утёс» (более современный пулемёт, пришедший на смену ДШК — Ред.). Это уже наши послали «подарок» душманам.

Вспыхнули сигнальные ракеты, сотни пуль устремились в разные стороны, ища себе цель. Хотелось затаиться, уменьшиться, исчезнуть в эти мгновения боя. Стреляли наши, стреляли враги. И вот в эти секунды надо было найти единственный правильный путь.

Группа спецназовцев устремилась в «мёртвую» зону. Белов крепко держался за ремень Анатолия, стремясь не отставать. Саша помогал сзади. Впереди, в нескольких десятках метров, показался вертолёт. Лётчики искали место для посадки.

И вдруг, к удивлению Белова, силуэт долгожданного вертолёта начал быстро уменьшаться. А через секунду пропал совсем. Рука, держащая ремень, ослабла, стала ватной и непослушной. Мысли стали разлетаться, уходить куда-то, а потом исчезли вовсе. Последнее, что запомнилось Белову, — небольшая ветка дерева с приставшими каплями льда. Непослушное тело наклонилось и упало на камни. На одном из них появилась струйка быстро замерзающей крови. Эти ледяные капли были похожи на небольшие тёмные рубины. Но они были во много раз дороже настоящих рубинов.

За первым бортом в небе за Пянджем (река на границе Афганистана и Таджикистана — Ред.) появились два «крокодила» — вертолёты огневой поддержки «МИ-24». Один из них нашёл всё-таки пятачок среди скал и приземлился. Сашка поднял обмякшее тело Белова и втолкнул в открытую дверь десантного отсека. А вот сам заскочить в отсек уже не смог. Пуля достала и его, нашла свою цель. Остальные спецназовцы быстро подняли Александра и через пару секунд были в вертолёте, который, оторвавшись от земли, быстро набирал высоту, унося группу подальше от огня.

В горах Афганистана

* * *

Через несколько минут на командный пункт полка поступило сообщение о том, что на борту находятся двое серьёзно раненых москвичей, оба в бессознательном состоянии. К приземлившемуся вертолёту подъехали машины скорой. Тела раненых в сопровождении врача и медсестры срочно доставили на борт самолёта «ТУ-134». Через пятнадцать минут, уже в воздухе, он взял курс на Москву.

Постучавшись, в кабину пилотов вошёл хирург, попросил командира корабля связать его с главным хирургом московского военного госпиталя.

— Полковник Заикин. Слушаю.

— Алексей Иванович, на борту два тяжелораненых. Боец в норме. А вот майор потерял много крови. Ранен в сердце. Требуется срочное переливание. Только в этом случае можно надеяться, что живым доставим в госпиталь.

— Действуйте по обстановке. Я хорошо знаю Вас и уверен, что примите правильное решение. Держите меня в курсе событий. Ко времени прилёта будет готова специальная операционная и бригада врачей. Оперировать буду сам.

Вернувшись в пассажирский салон, врач подошёл к Белову и спросил у остановившейся рядом медсестры:

— Какая группа крови у майора?

— Вторая. Оборудование для переливания есть. Но крови нет.

— Да, я знаю. Ситуация немного нештатная. Хотя, не безвыходная. Готовьте оборудование к прямому переливанию.

Не глядя на медсестру, врач начал раздеваться.

— У меня вторая группа, — сказал он.

Тонкая пластиковая трубка шевельнулась, расправилась и приняла в себя первые граммы крови, передавая её от врача Белову. Лицо майора не изменилось, только в нескольких местах появились пульсирующие вены. Душа продолжала борьбу за жизнь тела.

* * *

Менее трёх суток назад к майору Юрию Белову, ответственному по пограничному отряду в Белоруссии, приехали представители КГБ. Из машины вышел пожилой человек, протянул Юрию руку.

— Здравия желаю, Вадим Петрович. Рад встрече.

— Здравствуй, майор. Помню твои подвиги в августе восемьдесят шестого. Хорошо поработали тогда твои орлы у Сафед-Коха (горный хребет  в Афганистане — Ред.).

Несколько минут они вдвоём шли молча вдоль берега реки Щары, затем свернули в сторону небольшой рощи.

— Майор, нужен ты, твои знания и навыки. Задание очень серьёзное. С него уже не вернулись семь человек. Подумай.

Юрий остановился и, внимательно посмотрев на Вадима Петровича, произнёс:

— Конечно, я догадался. Если честно, то я рад, что Вы доверяете мне.

— Ты один из немногих, кто знает нашего друга Мусафара. Ребята из спецназа обеспечат твою переправу через Пяндж и переход через Ваханский коридор (узкая высокогорная полоса земли на востоке Афганистана, лежащая между Таджикистаном и Пакистаном — Ред.). Но на леднике вы расстанетесь. Все остальные детали в Москве.

Вечером майор Белов был уже в столице. За несколько часов пройден подробный инструктаж, изучены десятки фотоснимков, схем, карт. Состоялась встреча с группой спецназовцев, состоявшей из четырёх крепких молодых людей.

Вадим Петрович, он же «Старик», обвёл всех взглядом:

— С этого момента вы — единая группа. Майор должен получить на сопредельной стороне особо важные разведданные и доставить нам. Вы же отвечаете полностью за его переход через границу и возвращение назад. Идите, готовьтесь.

Остановив Юрия «Старик» сказал:

— Сейчас у тебя состоится встреча с Юсуфом. Для него ты просто Рашид. Подробно расспроси его о маршруте движения. Хорошо запомни все детали разговора.

Юсуф подробно рассказывал о маршруте. Держа перед глазами карту, Белов, как и рассказчик, мысленно переправлялся через Пяндж, карабкался в горы, наблюдал лёжа за перевалом, преодолевал ледник.

Дождавшись ухода Юсуфа, Белов обратился к «Старику»:

— Мне всё понятно. Считаю, что возвращаться после получения данных необходимо другим путём. Он будет чуть длинней, но безопасней.

Получив «добро», майор прошёл в другое помещение, где за час был полностью экипирован и снаряжён. А ещё через несколько часов прилетевший из Подмосковья военный «борт» приземлился на небольшом аэродроме «Какайды» в Узбекистане. И сразу же местные вертолётчики развели своих гостей по двум «вертушкам», взявшим курс на границу.

* * *

Получив определённую дозу крови, тело Юрия согрелось. Сердце, неся в себе осколок, продолжало биться, боролось за жизнь. Наперекор всем земным законам оно не сдавалось. Веки вздрогнули и медленно-медленно раскрылись, взгляд выхватил белый цвет халата и лежащего рядом человека. Через мгновение всё исчезло. За исключением одного, самого родного и близкого. Белов увидел рядом с собой мать. Евгения Николаевна смотрела на сына спокойно и внимательно. Они ни о чём не говорили, понимая, что сам Господь Бог позволил им встретиться в это сложное время.

Понял Юрий по взгляду матери, что она была рядом с ним, когда он со спецназовцами переходил границу, когда шёл на перевал, когда шёл по леднику. Была она рядом с ним и в момент встречи на перевале с душманами. Благодаря ей Белов опередил их и успел уничтожить. С ней подошел он к цели. Остановившись у каменного столба, майор привязал к нему зелёную ленточку, а затем спрятался в каменной нише. Потекли минуты и часы ожидания.

К столбу подошел человек средних лет, в котором майор узнал Мусафара.

— Мир тебе, Юрий, — произнёс афганец.

Поздоровался и Юрий. Состоялся короткий, деловой разговор. Белов впитывал каждое слово, цифру. В конце встречи Мусафар протянул Юрию микроскопический металлический цилиндрик.

— Передашь «Старику».

Спустя четверть часа после расставания с Мусафаром майор тронулся в обратный путь. Преодолев ледник Пхурнисини, добрался до перевала. После подъёма на него спуск с перевала показался Белову значительно более лёгким. В указанном месте майора ожидала группа прикрытия.

— Ребята, спасибо, что встретили. Если можно, я минут десять отдохну.

Двое спецназовцев подхватили Белова под руки, усадили спиной к скале. А третий протянул ему кружку с кофе.

* * *

Мать наклонилась над сыном. И вдруг он услышал её родной голос:

— Сынок, ты ушёл на это задание, выполнил его. Вернись живым. Должен вернуться живым. У тебя жена и дети. Не торопись. Всему своё время.

Она дотронулась кончиками пальцев до его лица. Но вдруг всё исчезло от резкого толчка. Самолёт коснулся посадочной полосы подмосковного аэродрома.

Две «скорых», сопровождаемые машиной ГАИ, везли на предельной скорости двух раненых из Чкаловского в столицу. В Центральном военном госпитале, в хирургическом отделении, ждал майора Белова Алексей Иванович Заикин…

А за столом в ординаторской сидел «Старик». Он держал в руках маленький металлический цилиндр, доставшийся такой дорогой ценой. Вадиму Петровичу никто не мешал. Медицинский персонал понимал, что простому человеку находиться здесь не позволят.

Через три часа в ординаторскую зашел Заикин. По его усталому, но светящемуся добром взгляду «Старик» всё понял…

* * *

Ещё не один раз Юрий Белов бывал на серьёзных заданиях, честно выполнял свой воинский долг. Ни высокое воинское звание, ни ордена и медали не изменили этого человека. Он и сегодня в строю. Такой же целеустремленный, честный и порядочный. Человек с большой буквы.

 

М.Ф. КУЗНЕЦОВ

    Постскриптум. Фамилия и имя главного героя, а также всех действующих лиц мною изменены. Без изменений оставлены лишь фамилия, имя и отчество главного хирурга военного госпиталя Заикина.