Яндекс.Погода

среда, 21 апреля

дождь со снегом+2 °C

Православные писатели о духовном облике Пушкина

10 февр. 2021 г., 12:13

Просмотры: 118


…Ум ищет божества, а сердце не находит.

А. Пушкин, из стихотворения «Безверие», 1818 г.

 

Давайте задумаемся, каков духовный облик нашего великого русского поэта и чем этот облик нам близок? Очевидно, что ответ на этот вопрос надо искать прежде всего в творчестве самого поэта. Работ на эту тему написано немало, ограничимся разбором трёх, на наш взгляд, очень точно отвечающих заданной нами теме.

 

I

Первая принадлежит главе Русской зарубежной церкви Антонию (Алексею Павловичу Храповицкому, 1863-1936) и опубликована впервые в Белграде в 1929 году. Название работы — «Пушкин как нравственная личность и православный христианин».

Антоний утверждает, что несколько самых значительных стихотворений Пушкина остались без всякого толкования и даже без упоминания о них критиками. Одно из таких стихотворений Пушкин оставил без заглавия, начинается оно словами «В начале жизни школу помню я». Написано оно в 1830 году в Болдине, где, кстати, поэт сидел на карантине.

Приведём стихотворение в сокращённом виде:

В начале жизни школу помню я; Там нас, детей беспечных, было много; Неровная и резвая семья; Смиренная, одетая убого, Но видом величавая жена

Над школою надзор хранила строго. Толпою нашею окружена, Приятным, сладким голосом, бывало, С младенцами беседует она. Её чела я помню покрывало И очи светлые, как небеса. Но я вникал в её беседы мало. Меня смущала строгая краса Её чела, спокойных уст и взоров, И полные святыни словеса. Дичась её советов и укоров,

Я про себя превратно толковал Понятный смысл правдивых разговоров. И часто я украдкой убегал

В великолепный мрак чужого сада, Под свод искусственных порфирных скал. …Всё – мраморные циркули и лиры, Мечи и свитки в мраморных руках, На главах лавры, на плечах порфиры Всё наводило сладкий некий страх Мне на сердце; и слёзы вдохновенья, При виде их рождались на глазах. Другие два чудесные творенья Влекли меня волшебной красотой: То были двух бесов изображенья. Один (Дельфийский идол) лик младой — Был гневен, полон гордости ужасной, И весь дышал он силой неземной. Другой женообразный, сладострастный, Сомнительный и лживый идеал — Волшебный демон — лживый, но прекрасный.

О какой школе здесь говорится, кто упоминаемая здесь учительница и что за два идола описаны в конце этого стихотворения?

Антоний пишет:

«Сам автор такого толкования не дал, но смысл его исповеди совершенно ясен. Общество подростков школьников — это русское интеллигентное общество; учительница — это наша Святая Русь; чужой сад — Западная Европа; два идола в чужом саду — это два основных мотива западноевропейской жизни — гордость и сладострастие…. Гордость и сладострастие, вечно обличаемые нашей учительницей, то есть Церковью в данном случае, наполняли постоянно буйные головки и «слабые умы» нашего юношества, и лишь немногие из них в своё время вразумлялись и изменяли своё настроение… Приведённое стихотворение Пушкина является не единственным в своём роде. Напротив, можно сказать, что эти настроения беспощадного самобичевания и раскаяния представляются нам преобладающими в его творчестве, потому что оно красной нитью проходит через все его воспоминания и элегии».

По мнению Антония, непобеждённая гордыня стала и причиной преждевременной гибели поэта на дуэли. Дуэли называет он «гнусным европейским предрассудком, унаследованным нашим обществом ещё от эпохи рыцарей». «Предрассудок этот, узаконенный и Европой, и русским дворянством, а затем и всей интеллигенцией, — гордыня, та самая гордыня, которую он изображает, как одного из двух бесов, соблазнявших его ещё юную душу».

 

II

Ещё один наш автор — архиепископ Иоанн (Дмитрий Алексеевич Шаховской, 1902-1989), духовный писатель, поэт и критик.

Приведём здесь выдержку из его письма поэту Д. Кленовскому (1893-1976), впервые опубликованного в Париже в 1981 году. Письмо это было как бы ответом на «пушкинские» вопросы поэта.

Итак:

«…Это не стихи, метафизическое литературоведение, а — немного более простой и, может быть, ясный ответ на Ваше вопрошание… Пушкина и Лермонтова убил дьявол. Это было предупреждение России. Это было допущено Богом. На той высоте человеческой, на которой они оба были (как в высших слоях атмосферы земной) дуют сильные ветры. Им противопоставить можно только силу Духа Святого, Логоса Божественного — Иисуса Христа. Пушкин и Лермонтов не защитили себя от дьявольского зла — Христом. И пали, расстрелянные злом… На базар суеты они вынесли свои души. Это всё равно, как если бы какой банкир всё своё имущество выставил на лотках базарных средь толпы, без охраны… А они так и сделали. Это вина также всего русского, так называемого высшего общества того времени, и священства уснувшего, впавшего в паралич. Дьявол (в разных его выражениях непослушания Богу) расстрелял этих драгоценных поэтов России. «Дано» им было «много». Это драма таинственная, образ драмы всей России и данное всей России религиозное пророчество: Христос в мир пришёл, чтобы мы перестали шутить с жизнью своей и другого человека и пистолетами дуэльными, но вошли в Его Свет…».

 

III

Подытожим наш рассказ словами из проповеди инока Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле Всеволода. Проповедь была произнесена по случаю 200-летия со дня рождения Пушкина 23 мая 1999 года:

«Духовный облик Пушкина — это облик блудного сына… блудного сына, долго скитавшегося на стране далече и, наконец, вернувшегося домой, примирившегося перед смертью со святой матерью-церковью, приобщившегося Божественного Тела и Крови Христовых в таинстве причащения. Оттого нам и дорог образ Пушкина, что он напоминает судьбу всего нашего русского народа. Ведь народ русский очень талантлив, чрезвычайно талантлив, щедро наделён Господом различными дарами. Но всегда ли на добро и на созидание направлен был русский талант. С горечью мы должны ответить: нет, не всегда. Этот великий талант порождал иногда не менее «великое» зло. Но дверь отчего дома непрестанно отверста перед русским народом, мать-церковь ждёт своих неразумных детей и радуется, когда кто-то из них с покаянием и мольбой возвращается к ней. Как некогда возвратился Александр Сергеевич Пушкин, великий русский поэт».

 

 

Т.А. Полушин

Обсудить тему

Введите символы с картинки*