Ивантеевка. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

понедельник, 20 августа

пасмурно+16 °C

Онлайн трансляция

За други своя: 22 августа этого года исполняется 75 лет подвигу сержанта Клавдия Константиновича Смирнова

03 мая 2018 г., 11:13

Просмотры: 102


Обелиск, установленный руками школьников из посёлка Сямжа, в былой деревне Полежаиха — на месте дома, в котором родился и жил К.К. Смирнов


Менее десяти дней осталось до наступления осени. Природа, выполнившая свое предназначение в прошедшие месяцы лета, готовилась к отдыху. Используя каждый день, каждую минуту, она давала деревьям и кустарникам, диким животным необходимую поддержку и запасы для того, чтобы выдержать и пережить осень и зиму, подготовиться к новому возрождению.

В этот общемировой божественный промысел не вписывался человек. Нарушая законы бытия, он отошёл от них, поставил себя выше Бога.

Третий год шла Великая Отечественная война. Каждый день тысячи православных душ, отдавших жизнь свою за Родину, за близких, уходили наверх, в небеса. И там они молили Бога о победе в этой войне.

Готовилась и душа Клавдия Смирнова к своему последнему подвигу. Она чувствовала, что в свои двадцать восемь лет Клавдий готов к этому.

* * *

За два года войны сержант Клавдий Константинович Смирнов пережил многое. Она его застала в городе Ивантеевке. 13 сентября 1941 года Пушкинским райвоенкоматом он был призван в действующую армию. Затем учебное подразделение, участие в боевых действиях в составе Северо-Кавказского, Южного фронтов. К.К. Смирнов становится командиром мотоциклетного отделения 62-го Отдельного мотоциклетного батальона. Важным и серьёзным событием стало вступление Клавдия Константиновича в кандидаты ВКП(б). За участие в боевых действиях он был награждён медалью «За боевые заслуги».

Стенд, посвящённый Герою Советского Союза Клавдию Смирнову, в Устьрецкой школе Сямженского района Вологодской области

4-й Украинский фронт, в составе которого воевал в 1943 году сержант Смирнов, начал проведение операций по освобождению Украины. Мотоциклетному отделению постоянно ставились задачи по проведению оперативной разведки на переднем крае, а иногда и на территории, занятой противником. За смелость и решительность, быстрое выполнение приказов по проведению решений командования в жизнь мотоциклистов-разведчиков уважали в части и соединении.

Вот и вечером 21 августа 1943 года в штаб части был вызван командир батальона. Была поставлена конкретная задача — разведать обстановку в районе, занятом фашистами. От выполнения этой задачи зависели сроки наступления на город Донецко-Амвросиевск и далее.

* * *

Вернувшись с совещания, командир батальона поставил задачу одной из рот по подготовке к боевой операции на 22 августа. В составе группы оказался и сержант Клавдий Смирнов со своими подчинёнными. Он вкратце конкретизировал задачу своим бойцам, вместе с ними внимательно осмотрел материальную часть, проверил исправность вооружения. После ужина все занялись своими делами. Установилась та необычная тишина, которая бывает перед боем. Каждый был занят своим делом: подшивался, писал письма родным, просто отдыхал.

В блиндаже было прохладно. То в одном, то в другом месте возникал короткий храп да слышалось бормотание. Видимо, кому-то снились события из прошлого. Рядом с Клавдием лежал на правом боку молодой солдат, совсем парнишка. Как в раннем детстве, он подложил под голову свою ладошку, почти до подбородка согнул колени. На лице его играла улыбка. Вероятно, перед предстоящим боем судьба подарила ему этот сон из детства.

Улыбнулся и Клавдий, полуприлёг, прислонившись к бревенчатой стене. Тонкий запах сосны, исходящий от смолистых капель, вошёл в тело, расслабил его, наполнил уютом давно прошедших дней. Вместе с лёгкими смоляными струями вошли в сердце и душу воспоминания. Они сменяли друг друга, переплетались, стремились выделиться, стать главными в его прошедшей мирной жизни. А в общей картине создавали стройный ряд событий, взаимосвязанных одно с другим.

Вот словно растаяла противоположная бревенчатая стена блиндажа и вместо неё возникло поле. Оно было голубым. А на его краю стоял маленький Клавдий, любуясь цветущим льном. И его родная деревня Полежаиха была как будто из сказки на фоне голубого неба и немногочисленных кучевых облаков. Он чувствовал себя в полной безопасности, ведь рядом с ним стояли отец и мать.

Воспоминания привели его в Волховскую начальную школу, куда в возрасте восьми лет он пришёл учиться, а затем в школу Шокшинскую. Учёба давалась легко. Избыток энергии он вкладывал в организацию разных игр среди ребят. Особенно нравилась Клавдию зима, когда на лыжах вместе с друзьями он проводил походы по родному краю.

Одним из любимых занятий было чтение книг. Часто мать жаловалась своим соседям: «Что это будет с моим Клавдием? Каждый вечер заставляю его силой лечь спать». А соседи говорили ей: «Ты можешь гордиться своим сыном, никогда не услышишь о нём ничего плохого».

* * *

Исчезло поле, исчезли школы с одноклассниками, ушёл, растворившись навсегда, отец. Клавдий — старший среди четырёх детей. Много внимания требовали от матери и его младшие братья Александр, Николай и Василий.

Сразу же после занятий он спешит домой, чтобы помочь матери по хозяйству. Любая работа спорится в его руках. Вот наколоты и принесены дрова на вечер и завтрашнее утро, наношена вода, прибрана комната, сделано домашнее задание. Есть ещё время поиграть с младшими, а вечером почитать.

Мемориальная доска герою на административном корпусе бывшей ивантеевской фабрики имени Ф.Э. Дзержинского, где до войны работал Клавдий Константинович

Воспоминания сгущаются, приобретают более тёмный оттенок. Перед глазами снова встаёт мать. С большим трудом она сводит концы с концами, чтобы просто прокормить детей. Всё это понимает Клавдий. И принимает трудное решение: в 1930 году, в возрасте пятнадцати лет, навсегда расстаётся с учёбой и школой.

Всё лето в одиночку заготавливает ивовое корьё, а осенью идёт в Симский лесопункт на заготовку древесины. С работой рубщика сучков, помощника вальщика леса справляется хорошо. Принимает участие и в валке деревьев. Впоследствии, уже в Кадниковском и Семигороднем  лесопунктах, выполняет свои обязанности столь же ответственно.

 

Легче становится семье. Учатся в школе младшие. И Клавдий решает осуществить свою давнюю, ещё детскую мечту — уехать в Москву на заработки. Состоялся серьёзный, но тёплый разговор с матерью. Евгения Ивановна поняла сына.

— Клавдий, ты взрослый, самостоятельный человек. Тебе 22 года. Конечно, ты сам определяешь свою жизнь. Мы выдержим все вместе. Только не забывай нас, — голос матери дрогнул. Она повернула голову от окна, осторожно и медленно начала убирать платком «попавшую в глаз соринку». Клавдий обнял мать, как мальчишка в детстве, прижался к её груди.

— Мама, дорогая моя, не беспокойся за меня. Я никогда не забуду тебя, постараюсь помогать по возможности.

И в самом деле, вскоре мать получает от Клавдия первое письмо: «Дорогая мама, я поступил на трикотажную фабрику имени Дзержинского в котельный цех слесарем. Работа очень нравится. Ждите, скоро пришлю денег и посылку». И с того дня частенько приходил к матери в дом почтальон и сообщал об очередной посылке или денежном переводе.

* * *

Сержант Смирнов повернулся на бок, просунул под голову ладонь. В эти секунды он стал похож на спящего слева молодого солдата. Едва заметная улыбка замерла и на его лице.

Теперь в воображении Клавдия рядом с ним стояла жена Евгения и дети. Первенец Володя подошёл к отцу, прижался к нему, всхлипнул. А дочурка Галя так и осталась с матерью, держась за её руку...

Лёгкий сон дан человеку не только для восстановления физических сил, но и для того, чтобы во время такого отдыха побывать во многих местах, не тратя сил и времени. Так было сейчас и с Клавдием.

Быстро и бесшумно исчезла картинка с женой и детьми. На смену ей пришли события начала войны. К этому времени Клавдий стал полноправным членом коллектива котельной «Дзержинки». Его деревенская основательность, неторопливость в принятии решений и умение довести любое дело до логического конца позволили ему завоевать уважение не только товарищей, но и руководства.

Вместе со многими работниками ивантеевской фабрики в первые же недели войны ушел Клавдий на фронт. В одном из первых писем матери рядовой Смирнов писал: «Мама! Шлю тебе боевой красноармейский привет. …Я нахожусь в РККА. Жду того дня, когда буду иметь возможность лично сам мстить гадам за их вероломное нападение на нашу Родину. Ну уж пощады им от меня никакой не будет! За меня не беспокойтесь, не посрамлю своей фамилии».

Чуть подрагивали веки, показывая, что сержанту снятся новые и новые сны. Приближающийся рассвет убыстрил ход прошлых событий. Клавдий Константинович успел пройти дорогами отступлений, пережить горечь поражений и потерь боевых товарищей. Познал он и радость побед, радость освобождения городов и сёл, советских людей.

* * *

Утро придало телу новые силы, ускорило бег крови. Клавдий задвигался, открыл глаза. Через пару минут он был уже возле блиндажа, умывался, обжигаясь ледяной водой. Поднялись и подчинённые.

Повар постарался на славу. Каша с кусками мяса источала приятный аромат, вызывала аппетит. Внимательно следя за каждым бойцом, повар подкладывал в котелки дополнительные порции:

— Кушайте, сынки, кушайте. Сытым быть веселее. Да и неизвестно ещё, вернётесь ли к ужину. А я вас всех ждать буду. Блинами не угощу, а горячее будет.

Прозвучала команда и тридцать три разведчика выстроились с оружием возле своих мотоциклов. Командир разведгруппы ещё раз проверил снаряжение, повторил боевую задачу, порядок её выполнения, обозначил условные знаки.

Разместив оружие, разведчики расселись по мотоциклам. Сизый дым от двигателей быстро рассеивался в утреннем прозрачном воздухе. Колонна, вытянувшись в одну линию, тронулась. Пожилой повар распрямился, поставил солдатский котелок возле бака, перекрестил удаляющихся бойцов, прошептал короткую молитву.

Дорога змейкой вилась среди незасеянных полей. Лесополоса с размашистыми тополями, берёзами придавала природе особую, спокойную, предосеннюю красоту. Казалось, что по дороге движется не воинское подразделение, а группа молодых людей из соседнего села и что направляется она в город Донецко-Амвросиевку. Может, это сходство и позволило разведчикам-мотоциклистам незаметно приблизиться к городу, просочившись через немецкие боевые порядки.

Увидев немцев, выбегающих из домов и в панике разбегающихся в разные стороны, разведчики открыли огонь на поражение. В ходе ожесточенного уличного боя удалось вытеснить немцев из города.

* * *

В наступившем коротком затишье командир быстро распределил разведчиков по огневым точкам, поставил каждому конкретную задачу. Он прекрасно понимал, что надо во что бы то ни стало удержать город до подхода своих основных сил.

Сержант Смирнов быстро обошёл подчинённых, кому-то указал на необходимость получше укрыться, кого-то подбодрил. Чуть дольше задержался возле молодого солдата:

— Держись, браток. Береги свою жизнь, но и немцев не бойся. Враг с виду страшен. Ещё и на твоей свадьбе погуляем.

Эти простые слова, сказанные опытным бойцом, придали солдату особую уверенность. Он кивнул головой в знак согласия, широко улыбнулся.

Минут через двадцать немцы пришли в себя, перегруппировались, получили дополнительную помощь. В составе трёх рот, усиленные танком и артиллерией, они двинулись в наступление. Атаки следовали с нескольких сторон, одна за другой. Била прицельно артиллерия. От взрывов снарядов загорались дома, дым закрывал солнце. Бой длился уже несколько часов. Сержант Смирнов стрелял из своего пулемета прицельно, короткими очередями. Берёг патроны, но не давал немцам открыто пойти в атаку.

Мемориальный комплекс в городе Амвросиевка Донецкой области, где погиб наш герой

И всё же после семи часов ожесточённого боя противнику удалось окружить разведгруппу с трёх сторон. Возникла угроза полного окружения. В этих сложнейших условиях командир разведчиков дал команду к отступлению по единственному свободному коридору, простреливаемому фашистами. Клавдий Константинович правильно и быстро оценил сложившуюся ситуацию. Он крикнул командиру, что прикроет отход товарищей. Быстрыми, короткими перебежками он поднялся на небольшую возвышенность, занял удобную позицию. Заработал пулемёт. Его огонь заставил противника залечь.

Воспользовавшись замешательством немцев, разведгруппа медленно отходила от завоёванных позиций. А Клавдий, меняя положение, продолжал сдерживать фашистов. Он вёл огонь даже тогда, когда разведчики были уже далеко. Фашисты несколько раз бросались в атаку на нашего храбреца. И каждый раз она захлёбывалась, останавливалась.

Резкая боль несколько раз пронзила тело сержанта, сковала его движения. Быстро уходили силы. Но до последнего мгновения он вёл бой. Одна за другой летели пули в сторону врага. Клавдию казалось, что они улетают очень медленно. Он вдруг с удивлением начал читать, что на них было написано: за Родину, за мать, за жену, за детей, за товарищей. Названия слились в одно светлое пятно. Голова медленно, осторожно прижалась лицом к тёплой, нагретой земле. Упавшие во время боя ветки березы издавали своеобразный запах проходящего лета. Это было напоминание о родной Полежаихе, о речке, о вспаханных полях. А запах от сотен гильз напоминал о работе в котельной и цехах на фабрике в Ивантеевке.

* * *

Установилась звенящая тишина. Природа ещё не верила, что она может продержаться до утра. Но так случилось. Немцы не пошли в наступление за ушедшей разведгруппой, не тронули и советского сержанта.

А рано утром наши части перешли в наступление.

На небольшой возвышенности бойцы обнаружили повреждённый пулемёт. А возле него бездыханное тело сержанта Смирнова. Вокруг насчитали 36 трупов убитых немцев.

Склонили головы разведчики-мотоциклисты, отдавая последнюю дань любви человеку, благодаря которому остались живы. Он отдал свою жизнь за други своя, отдал самое дорогое, данное ему Богом. Плакал, не скрывая слёз, молодой солдат. Размазывая их кулаком по лицу, задавал кому-то один вопрос: «Он обещал быть у меня на свадьбе. А как же сейчас?». Тихо подошёл к братской могиле пожилой солдат-повар, постоял немного, поставил на бугорок солдатский котелок с кашей.

— Вот, сынки, принёс вам каши.

— Спасибо...

Уже не скрываясь, повар перекрестил братскую могилу, перекрестился сам. Глядя на него, перекрестились и стоящие вокруг солдаты и офицеры.

Несколько веток берёзы осторожно упали на плащ-палатки, прикрывшие тела. Едва ощутимым ароматом они будут напоминать каждому герою о своей родине. И по сей день нить воспоминаний идёт из украинской Амвросиевки в города и сёла России, а из России на Украину. И ложатся на братскую могилу красные гвоздики от благодарных людей разных национальностей.

Клавдий Константинович Смирнов

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 марта 1944 года, за мужество и героизм в борьбе с фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне Клавдию Константиновичу Смирнову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

* * *

На берегу небольшой извилистой речки Сямжены располагалась деревня Полежаиха.

Отсюда, из самого крайнего дома, ушли на фронт четыре брата — Клавдий, Александр, Николай и Василий. Все четверо остались лежать в братских могилах, далеко от малой родины. Не выдержало сердце матери, рано ушла она из жизни. В 1942 году вернулась из Ивантеевки на родину Евгения, жена Клавдия Смирнова, с детьми. А в 1946 году, после продолжительной болезни, скончалась и она. Дети, Владимир и Галина, остались круглыми сиротами. Не отдала их в детский дом сестра Евгении Александра. Тётя воспитала их как родных вместе со своей дочерью.

Владимир окончил школу, отслужил в армии, много лет работал на Череповецком металлургическом комбинате. Дочь Галина окончила лесотехническую академию, работала по специальности. Сейчас проживает в Приморском крае.

Нет сегодня и деревни Полежаихи. На месте дома Смирновых стоит скромный обелиск, сделанный руками школьников. Они приезжают сюда, наводят порядок, проводят уроки мужества. Сохранена мемориальная доска, висевшая на доме героя. Память о нём передаётся из поколения в поколение.


P.S. Совсем недавно установлена связь с Сямженским краеведческим музеем. Работники музея высылают нам известные материалы о Клавдии Смирнове. В эти дни с нашей помощью у них открывается фотовыставка, посвящённая жизни и деятельности Г.К. Жукова. А в центральной районной библиотеке посёлка Сямжа создаётся библиотечка православной литературы. Уже отослано более 40 книг. Есть планы и на перспективу.

 

Меркурий Кузнецов