Ивантеевка. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

пятница, 17 августа

ясно+16 °C

Онлайн трансляция

Творческое наследие архитектора Льва Кекушева в Ивантеевке и близ неё

17 февр. 2017 г., 12:20

Просмотры: 1029


Общий вид фасада Белой спальни (со стороны ул. Дзержинского)

19 февраля 2017 г. исполняется 155 лет со дня рождения, а где-то в начале 2017-го — сто лет со дня кончины Льва Николаевича Кекушева — «гражданского инженера» по образованию, художника-архитектора по призванию, зачинателя и ярчайшего представителя того романтического архитектурного стиля, который получил название «московский модерн».

Краткий период расцвета этого неординарного стиля пришёлся на конец XIX — начало XX века. В частности, Кекушев плодотворно работал в нём после состоявшегося в 1890 г. переезда из Петербурга в Москву примерно с 1895-го по 1912 г., создав за это время огромное число архитектурных шедевров в самых разных «жанрах»: городские особняки, загородные дачи, доходные дома, отели, рестораны, бани, богадельни, часовни, торговые ряды, железнодорожные вокзалы, производственные здания и сооружения… Назовём лишь некоторые всем знакомые московские объекты, к проектированию и строительству которых приложил руку гениальный Лев: Никольские (Иверские) торговые ряды (в начале Никольской улицы близ Кремля); гостиница «Метрополь»; ресторан «Прага»; вокзалы на станциях Одинцово, Мытищи, Царицыно; доходные дома Исакова на Пречистенке, наследниц Хлудова в Театральном проезде, Быкова на 2-й Брестской и др.; роскошные особняки в Глазовском переулке, на Поварской, Пятницкой, Электрозаводской улицах и др.

Лев Николаевич Кекушев

К сожалению, прошедшие после 1917 г. десятилетия владычества в России новых вандалов привели к почти полному забвению Л.Н. Кекушева в числе многих других выдающихся деятелей русского Серебряного века — как представителей декадентской «буржуазной псевдокультуры».

Так, не только я, в то время житель Ивантеевки, в 1955 г. окончивший МИСИ и «распределённый» на работу в московский институт Гипроспорт в качестве инженера-конструктора, но и мои сверстники — выпускники архитектурного института, ещё что-то слышавшие о Фёдоре Шехтеле, — о его современнике и коллеге Льве Кекушеве не имели никакого представления. Первые знания о нём мы получили из уст… архитектора Екатерины Львовны Кекушевой — дочери Льва Николаевича, женщины предпенсионного возраста, в одной бригаде с которой пару лет привелось служить автору настоящей статьи.

В ходе знакомства и взаимных рассказов о себе Е.Л. похвастала, что в детстве жила в уникальном, похожем на замок (а вернее — ни на что не похожем!) собственном особняке Кекушевых на Метростроевской улице (ныне — Остоженка, 21). А когда я сообщил, что, работая в Москве, живу в Ивантеевке, в микрорайоне, называемом местными жителями «Лыжин двор» (при советах его называли «двор фабрики им. А.М. Рудой», современное название — «Детский проезд»), неуверенно сказала: «Папа, кажется, что-то строил для Лыжина в Ивантеевке».

На фото: Общий вид бывшего особняка Кекушевой в Москве (Остоженка, 21). Старинное фото

Конечно же, «под подозрение» как объект, построенный в Ивантеевке Кекушевым, в первую очередь попало — до наших дней, увы, не сохранившееся — необычное, украшенное оригинальной пропильной резьбой бревенчатое здание «фабкома», по старой памяти называвшееся «дачей Лыжина» и имевшее несомненное композиционное сходство с каменным остоженским особняком — «домом Кекушевой». Кроме того, к кирпичным строениям в стиле «модерн» и потому, вероятнее всего, кекушевским нельзя было не отнести трёхэтажное с полуподвалом здание рабочей казармы — т.н. «Белой спальни», двухэтажное (при советской власти надстроенное третьим этажом) жилое (в прошлом, вероятно, конторское) здание с примыкавшей к нему конюшней, декоративную увенчанную шатром и «подпёртую» аркбутаном башенку въездных ворот, пятиэтажный главный производственный корпус фабрики…

Когда же со временем из краеведческой литературы узналось, что богатый московский особняк по адресу: Остоженка, 24, расположенный буквально напротив дома Кекушевых (д. 21), принадлежал семейству фабрикантов Лыжиных, всякие сомнения в том, что Лев Кекушев и последний владелец тонкосуконной фабрики в Ивантеевке, успешный предприниматель Владимир Лыжин были знакомы и сотрудничали между собой — соответственно как архитектор и заказчик, — отпали. Этот факт нашёл подтверждение в воспоминаниях лыжинского компаньона и друга Алексея Ивановича Ермакова. В его недавно опубликованных «Подлинных записках» говорится: «Лыжин советует» (Ермакову) «поручить строительство дачи» (в Мамонтовке) «известному по Москве архитектору Кекушеву Льву Николаевичу».

Дача Лыжина после пожара

Спустя почти сорок лет, в 1995 г., автор настоящего очерка поделился своими знаниями об Ивантеевке и Кекушеве с краеведом и историком архитектуры С.Б. Мержановым. А после публикации в 1998 г. статьи М.В. Нащокиной «Ивантеевские постройки Кекушева» интерес к изучению известных и выявлению забытых и предполагаемых построек Кекушева стал охватывать широкую общественность и продолжает расти.

Сегодня стало понятно, что в той же Ивантеевке, кроме доступных обзору и «ощупыванию» сохранившихся кирпичных строений и знаменитой деревянной дачи, Кекушевым были созданы ныне утраченные, более скромные по оформлению, чем дача, но всё равно по-кекушевски своеобразные: два деревянных двухэтажных жилых дома, общежитие, одноэтажная столовая, а также в целом неплохо сохранившиеся каменные фабричные корпуса (включая «эксклюзивный» «корпус над плотиной», здание котельной, механический цех, водонапорные башни, дымовую трубу и др.)…

Воротная башенка («Ключ») и Белая спальня (справа). Рисунок Л.А. Чемодурова

Необходимо также упомянуть несомненно относящиеся к «кекушевской архитектурной школе», но, увы, не сохранившиеся здания т.н. Красной школы и соседнего с ней жилого (учительского) дома на Трубниковской улице.

Ну, и крупнейшим достижением по части обнаружения кекушевского наследия в Ивантеевке может стать доказательная атрибуция (установление авторства) расположенного рядом с церковью клубного здания, которое, по нашему предположению, было начато строительством до 1-й Мировой войны (и практически закончено до революции) в качестве Народного дома — популярного среди меценатов того времени объекта благотворительности.

Окончание следует.

 

Б.Н. РЕШЕТНИКОВ, самопровозглашённый историк архитектуры (но действительный ученик великого архитектора К.С. Мельникова), строитель-конструктор и реставратор, канд. техн. наук, старожил и патриот

 г. Ивантеевки