Ивантеевка. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

суббота, 23 июня

ясно+26 °C

Онлайн трансляция

Ивантеевку называют родиной отечественной бумаги...

18 апр. 2018 г., 15:25

Просмотры: 112


На фото: Где-то здесь, на территории современного ОАО «Ивантеевская тонкосуконная фабрика» (левая часть снимка), и располагалась, по мнению Н.Г. Федосова, бумагоделательная мельница XVI века


Ивантеевку называют родиной отечественной бумаги. И для этого есть определённые основания: ещё в XVI веке (при Иване IV, Грозном) здесь была построена бумагоделательная мельница. Именно её символическое колесо украшает нынешний герб города Ивантеевки. Однако точное местоположение той исторической мельницы нам, увы, неизвестно. На сей счёт можно строить лишь догадки. Среди ивантеевцев была популярна легенда о том, что мельница стояла на Уче в районе так называемого урочища Круглая Яма: примерно в том месте, где река делает крутой изгиб напротив домов № 25 - № 31 по 1-й Нижней улице. Однако не все старожилы разделяли подобную «версию». И один из них — известный краевед, литератор и активный внештатник «Пульса» Н.Г. Федосов (1918-2001). У него был свой взгляд (причём аргументированный) на эту проблему. Предлагаем вниманию читателей статью Николая Григорьевича, опубликованную в нашей газете под рубрикой «Из прошлого Ивантеевки» почти 18 лет назад. (Кстати, есть для этого и законный повод: 24 апреля исполняется ровно сто лет со дня рождения Н.Г. Федосова.)

Где ты, мельница, стояла?

О местонахождении исторической бумажной мельницы уже не однажды в «Пульсе Ивантеевки» помещалась информация, основанная «на местных преданиях». Мельница якобы располагалась в нижнем течении Учи, на так называемой Круглой Яме — большой речной петле правильной округлой формы напротив того места, где Трубниковская улица примыкает к 1-й Нижней.

Николай Федосов (слева) с братом Василием, конец 1950-х годов (?)

Старики говорили иное

А вот лично я ничего подобного не слышал. Мой первый педагог Т.М. Малютина, у которой я учился в 1920-х годах и которая, по свидетельству многих жителей, «знала всё об Ивантеевке», на своих уроках никогда об этом не упоминала. Да и мои местные респонденты — преимущественно женщины пожилого возраста — также ничего об этом не слыхали.

Для меня, однако, вопроса, где находилась бумажная мельница, не существовало. Ибо я, как и многие мои сверстники, наслушавшись рассказов стариков, верил, что стояла она там, где была в своё время гидротурби­на. К сожалению, в книге «Ивантеевка из глубины веков до наших дней» о местонахождении мельницы ничего не говорится. И чтобы решить этот вопрос — отчасти, конечно, умозрительно, — я ознакомился с соответствующими положениями таких наук, как гидрология и строительство гидросооружений.

С точки зрения гидрологии

Если проследить путь современной реки Учи с точки зрения гидрологии, то можно сделать вывод о том, что бумажная мельница в 16-м веке не могла стоять на Круглой Яме, так как в этом месте было невозможно соорудить плотину. Попробую объяснить это подробнее.

1). Русло реки выше современной ивантеевской плотины (считая от плотины в Акулове, а ещё раньше, до строительства в 1930-х годах канала имени Москвы, — от деревни Витенёво, где стояла на Уче первая по счёту деревянная плотина) в целом значительно более глубокое, чем ниже плотины. Соответственно этому участок реки до плотины можно назвать плёсом, а саму плотину — перекатом. Совершенно очевидно, что до плотины и местность более возвышенна, чем после неё. В русле реки ниже плотины похожих условий — хотя бы в малейшей степени — абсолютно нет!

Что же касается Круглой Ямы, якобы наводящей на мысль о нахождении здесь бумажной мельницы, то можно считать такое предположение просто ошибочным.

Без бассейна было нельзя

2). В историческом прошлом для производства бумаги из пенькового или льняного тонкого тряпья необходимо было использовать чистую и в то же время природно мягкую воду, причём — в больших количествах. А чтобы получить чистую воду (на мягкость её человек не мог оказывать влияния), надо было не только построить плотину с регулируемым стоком, но и предусмотреть создание достаточно большого бассейна, где вода могла бы отстаиваться в непосредственной близости от мельницы. Кроме того, следовало учесть, что, поскольку забор воды для производственных нужд в прямой степени за­висит от её притока, нельзя было использовать больше воды, чем её приносит Уча. В противном случае реке грозит осушение, то есть нарушение режима. В качестве примера можно привести режим работы гидротурбины, установленной, вероятно, в первом десятилетии 20-го века на фабрике В. Лыжина (ныне ОАО «Ивантеевская тонкосуконная фабрика»). В годы, когда ещё не была создана Единая электроэнергетическая система (примерно до начала 1930-х годов), эта турбина работала не более двух суток в неделю, но и за это время уровень воды в реке падал на 20-30 сантиметров!

Не на реке, а на канале

3). Одним из главных условий было то, что мельнице надлежало работать надёжно даже в условиях наводнения. Следовательно, она не должна была находиться рядом с плотиной (в дополнение к учёту необходимости иметь чистую воду). Иначе говоря, мельница должна была действовать независимо от времени года или, по крайней мере, всё возможное тёплое время года. Свидетельством такого положения является отводной канал, находившийся на юго-восточной стороне лыжинской фабрики, который в свою очередь почти перпендикулярно вливался в более крупный отводной канал для паводковых вод. Как рассказывали мой отец и другие старожилы, такие отводные каналы существовали еще в конце 19-го века, хотя гидротурбина была установлена значительно позднее!

«Макет бумажной мельницы» — один из самых популярных экспонатов Ивантеевского краеведческого музея

Где турбина — там и мельница

Выбор нашими предками места для строительства плотины и, следовательно, бумажной мельницы, не был случайным и отвечал таким условиям: через плотину должна была проходить дорога; здесь был широкий перекат, мелководье, а значит, тут можно было соорудить отвод воды на время строительства плотины, а потом и для направления воды на мельничное колесо; здесь не было непроходимой заболоченной местности, имелись площади для размещения производств. Это, конечно, не означает, что всё было идеально. Известно, что пришлось отвоёвывать у реки территории, забивая в грунт вдоль берегов сваи не только в сравнительной близости от плотины (левый берег на протяжении более ста метров, правый — около пятисот метров), но и на самой территории современного ЗАО «Ивантеевский трикотаж». Но главное в этом вопросе — наличие возвышенной местности на правом берегу Учи после плотины, на территории нынешнего ОАО «Ивантеевская тонкосуконная фабрика». Если всё это так, то, значит, и бумажная мельница стояла там, где примерно через три столетия была уста­новлена и действовала гидротурбина. Не исключено, что, когда надобность в бумажной мельнице отпала, она сразу или спустя некоторое время была переделана в мукомольную.

Круглая Яма: ни условий, ни свидетельств

Всех перечисленных выше условий в районе 1-й Нижней улицы (близ Круглой Ямы) нет, как нет и ни малейших свидетельств существования здесь бумажной мельницы. Ну, например: правый берег Учи здесь до самого последнего времени оставался сильно покатым, гладким и ровным, без всяких изрытий и срезов. И это на памяти не только нынешнего старшего поколения, но и живших ранее — наших отцов и дедов.

Кроме того, левобережье Учи в нижнем течении (вплоть до Байбаков) представляло собой до строительства фабрики имени С.Г. Лукина (ОАО «Ивнить») и железной дороги совершенно заболоченную местность, причём настолько, что даже после окончания Великой Отечественной войны здесь бродили лишь лоси!

(В заключение хочу поблагодарить директора городского краеведческого музея В.С. Белова, ознакомившего меня с принципом работы исторической бумажной мельницы, великолепная модель которой представлена в экспозиции музея.)

 

Николай Федосов,

«Пульс Ивантеевки», 15.07.2000 г., № 83